Вы ищете во мне грязь, а я смеюсь над вами. Ведь что вы ищете во мне, тем полны вы сами.
Автор: Ж_а-в-о-р-о-н-о_К
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Питер, Москва, Я
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Флафф, POV
Предупреждения: Секс с использованием посторонних предметов
Размер: Драббл, 2 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Да, я бесчувственная скотина. Но я все равно очень скучаю по тому виду из окна, что я безнадежно оставил в Петербурге. По запаху этих идиотских конфет, которые мама покупала к чаю. По скрипу шкафа. По моей речке у Монастыря, около которой так красиво росло мое первое дерево. По лужам и запаху воды. По шуму порта. По "Оставайся у меня, мосты развели" и салютам. По белым ночам. Это был мой город. Самый лучший город. Город моего детства- Санкт Петербург. Я признаюсь тебе в любви.

Посвящение:
Спасибо вам всем, мои.

Публикация на других ресурсах:
С разрешения.

Примечания автора:
В качестве названия используется строка из песни Дианы Арбениной, она не узнает, но ей спасибо.

Питер пахнет никотином...


Моя первая любовь – город Санкт-Петербург.

Запах снега. Я, хоть и рожден летом, больше всего люблю именно этот запах – мокрый, раскисший и немного подмерзший вновь снег над портом.

Журчание Черной речки у сероватых, прогретых весной стен Монастыря. Обтаявший снег, романтичной лодочкой плывущий в слабом, но задорном течении. Весна. Та ива, раскрашенная вуалью первой, невинной, как поцелуй ребенка, зелени.

Чугун оград. И их холод на моих локтях, ржа, кровью сангины на ладонях. Только этот холод снимет воспаленную опухоль рака души. Сколько раз…

Бег, торопливо-размеренный, моей Царицы – Невы. Сколько раз – снова взлаиваю я в ночь болью потерянной тайны. Сколько раз я вгрызался обидой в бег Невы, моей Царицы и Музы, вдавливаясь беззащитной мякотью живота в охрану холода оград. Сколько раз я умолял, почти на коленях, дать знак, совет. Плача навзрыд, солью слез разбавляя спокойную панику моей Царицы.

Сколько раз, по пояс высовывался в это чертово окно, пожирая жадным взглядом разлинованность порта, выдыхая, до астмы потери, дым никотинового безумия. Я боялся. Просто боялся, до паники детского кошмара, беспричинно, слепо, страшно.

Сколько раз кровавой невинностью ожесточенных поцелуев я припадал к бархату неба.

А лето? Это глухонемое лето, содрогающееся рыданиями последней нежности. Холод духоты в глубине легких – последней эротикой, дымом травки и лужами безумия под каблуком, прибивающим землю.

Да, сложно понять. Первая любовь, глупая, наивная, детская любовь к моему городу. Навеки моему, с воспаленными по весне венами каналов, морщинами переулков и шрамами улиц, и этим взглядом рельефного, как боль, неба.

Питерские ночи. Нет, не апокалептичность белых, а обычные ночи зимнего чистого мороза.
Белой гуашью одиночества с кисти овдовевшего художника по алкогольным глубинам неба – переливаются, заигрывая, звезды. Или вдруг засияют как никогда ярко, гипнотизируя тем блеском, что непременно видишь в глазах возлюбленного.

Дворцы и тюрьмы, каналы и мосты, вежливость и ледяная чопорность, каменные улочки и лужи. Пороки и очарование.

Согласен, я испытываю к этому городу чувства почти романтические, не солгав можно назвать именно его - Моим первым мужчиной, первым учителем Любви.

И тем больнее было оставлять его, убегая, без оглядки, едва не побиваемым камнями. Трусливая побитая собака – я оставил не друзей, не семью, не детство – Любимого. В лице Питера.
Срываясь в суетливую депрессию московских скверов.

Нет, я не люблю Москву так, как Питер. По одной простой причине: Москва прекрасная, статная женщина. Сильная, кокетливо молодящаяся, очаровательная в своей непосредственности и зрелой расчетливой жестокости.
Я не умею любить женщин.
Но, я должен признать, Москва стала моей очаровательной подругой. С томительно кокетливым корсетом Садового; румянцем красных мощеных улочек Кремля.

Но мой потрясающе сексуальный Питер. С синевато-холодным вкусом татуировок на утренних плечах. Это нежная, первая, наивная, эротичная любовь.

И я не хотел бы вернуться туда сейчас, пять лет спустя. Нет.
Это все равно, что увидеть любовника, которого до сих пор устало забываешь, благоговейно дрожа от воспоминаний. Он уже не тот. И нельзя терять это неистово вкусное очарование. Оно лишь смажется непереносимостью боли потери.

Теперь я живу с другой женщиной. Она дает куда меньше вдохновения и разучился писать, как раньше, стихи. Не привычно рифмуя смысл строк под вуалью из воды Московских снегов, а писать Стихи, по-детски непринужденно, очаровательно ясно. Водами Невы в ограде чугунных бус.

Но я научился быть благодарным ей, моей мудрой подруге, за терпкость слов в моей Прозе, за штрихи алого, в антрацитовых чернилах моих рисунков.
Спасибо тебе, Москва.

А ты, Санкт-Петербург, извини за то, что я вновь истрепал твое имя в сентиментальной глупости своих слов.

А вы, те, кто живет сейчас с моим Мужчиной, подойдите к иве, что на Черной реке у Монастыря, покатайте на ладони сангину чугунной ржавчины, заворожитесь гуашью звезд над портом и покурите в мое проклятое огромное окно.
И навяжите обручальное кольцо ленты на перила моста через Неву.
Передайте мою любовь Его Серому Величеству.

Городу Санкт-Петербургу.

@темы: POV, драббл, завершен, ориджинал, проза, рейтинг детский, романтика, слеш, фанфик, философия, флафф, яой